It's Gravitation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » It's Gravitation » Центр » I want to be your toy...


I want to be your toy...

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Дата: 10 сентября, вечер
Место действия: квартира Юки
Действующие лица: Шиндо Шуичи, Юки Эйри.
Предупреждение: Рейтинг NG-17
Отредактированно. (Сами не ожидали ^_^)

0

2

Мальчишка спал. Очень крепко, сжимая в руках ремень безопасности, облокотив голову на стекло. Юки до безумия не хотелось тревожить сон мальчика.
"Потому что ты тоже знаешь, что я прав"
И ведь это сущая правда. Этот наивный музыкант почему-то смог докопаться до глубин сердца писателя и вырвать оттуда с корнем горькую правду. Но эту горечь Шуичи сможет заглушить своей бездонной любовью, которая со временем сможет поглотить и Юки.
Писатель осторожно припарковал машину, отстегнул ремень с Шиндо и вышел из машины. Юношу это не потревожило. Юки распахнул пассажирскую дверь и аккуратно поднял мальчика на руки. Тот был легче, как показалось Юки, даже его ноутбука.
-Надо получше тебя кормить. - Тихо прошептал писатель, и кое-как поставив машину на сигнализацию, понес все еще спящего певца в квартиру.

0

3

А Шуичи видел яркие сны…
Раскидистое дерево где-то в парке, ослепительные солнечные блики просвечивают каждый изумрудно-зелёный листочек, отражаются на поверхности прозрачного искусственного прудика, и растворяются где-то в совершенно-белых облаках. Идеальная картина для сна. Шуичи казалось, что это место ему не знакомо, но именно здесь он что-то отчаянно ищет. Певец переводил растерянный взгляд с лиц людей, каких-то размытых и серых, пока, наконец, не выделил одно знакомое.
Эйри сидел под деревом и читал какую-то книгу. Он был потрясающе красив…
«Если бы Юки был цветом… Он был бы белым. Абсолютно белым. Без примесей голубого или желтого. Настоящим, белым-белым», - подумал Шуи, и улыбнулся.
- Юкиииии! – закричал он и со всех ног бросился к любимому человеку.
Блондин, наконец, оторвал взгляд от книги и посмотрел на розововолосое создание, несущееся к нему. Он улыбался. Странно… Никогда Шиндо не видел такой улыбки на его лице. Это была счастливая, добрая улыбка, но она никак не вязалась с тем образом Юки, которого знал Шуичи. Юноша резко остановился. Он не был уверен, что это именно его воспоминание или фантазия.

Шуи распахнул глаза, и дернулся. Положение, в котором сейчас было его тело, не могло быть удобным. Но он почувствовал легкое тепло, будто исходящее от другого тела. Замутненные сном и болезнью глаза, потихоньку стали различать обстановку вокруг. Тонкие черты лица Юки, его взгляд, устремленный куда-то вперед, мерное биение его сердца.
«Он несет меня на руках?!», - Шуичи пошевелился, чтобы проверить свою догадку. Да, не могло быть иначе. Но, что произошло? Почему?
- Юки, я могу идти сам, - прошептал он, но вопреки своим словам, уткнулся лицом в его согнутую руку, чуть ниже плеча.

0

4

Мальчик бредил во сне и шептал его имя. Разобрать отчетливо его слова было невозможно, но Юки четко различил слова "Юки", "белым", "без примесей". Непонятно, что это значило, но Юки сильнее убедился, что мальчику срочно нужны лекарства.
Когда Шуичи открыл глаза и сделал попытку показаться самостоятельным, лишь теснее прижимаясь к писателю, тот слабо улыбнулся одними уголками губ, надеясь, что его любовник этого не заметит.
-Расслабься. Мы почти пришли. Сейчас теплый чай и спать.
Юки чувствовал себя "папочкой". Непонятно откуда взявшаяся забота не отпугивало его, а наоборот, показалась Юки чем-то до боли знакомым, но тем, что он успел позабыть. Он заботился о Шуи, но при этом его забота не выражалсь в нестихаемых хлопотах или щемящей сердце нежности. Это была прохладная забота, покрытая тоненькой корочкой сдержанности, за которой в янтарных глазах плескалась нежность. Писатель понимал, что мальчику нужно от него большее, но пока блондин не готов был это ему отдать. Для него все слишком быстро, слишком рано. Он привык к Шиндо, ему нравилось быть с ним рядом, естественно, его многое раздражало, но ведь не бывает идеальных романов. Роман? Да, теперь Юки не отрицал, что это полноценный роман, со всеми отягчающими - нежностью, ревностью, просыпающейся порой непроглядной страстью, ссорами, обидами, слезами. И вот такими трогательными минутами, когда слов не нужно, а все выражается лишь в унисонном биении двух сердец.
В квартире Юки бережно положил Шиндо на диван.
-Сейчас, я заварю тебе чаю. Поспи пока.
И писатель поглади Шуичи по голове, нехотя уходя на кухню.

+1

5

Шиндо окунулся в приятное тепло атмосферы квартиры писателя. Будто бы, переступив порог его жилья, Шуичи стал лучше себя чувствовать. Это было трудно объяснить, но вместе с этими ощущениями, рождалась всего одна мысль: «Я снова дома».
Он не помнил совсем, как покинул квартиру Хиро, этот промежуток времени стерся из его памяти, но Шиндо не думал об этом сейчас. Какое это имеет значение, если Юки с ним? Если Юки на руках внес его в свою жизнь?! Всё равно, что было до этого… Теперь все должно быть по другому.
Певец откинулся на подушки и вздохнул. Всё же, не стоит быть ни в чем таким уверенным. От этого романиста можно ожидать чего угодно. Шиндо, похоже, так никогда и не сможет понять, что твориться в этой блондинистой голове.
В любом случае, сейчас он не собирался просто лежать на диване. Ему была дорога каждая минута, проведенная вместе с Юки, и терять их просто так – Шиндо не был намерен.
Он приподнялся, быстро оценивая свои силы. Кажется, все было в порядке. Мгновение прислушался к своим ощущениям, дыхание ровное, голова не кружиться, только сердце стучит громче, чем обычно, но это вовсе не из-за простуды. Юки…
- Я подумал, что не хочу спать, - Шуичи улыбнулся, прислонившись к косяку двери, и наблюдая, как суетиться на кухне любовник. Ведь старался сейчас он именно для Шу. Это что-то невероятное…. К тому же, эта красная футболка не давала ему покоя:
- Это моя, нэ? – он кивнул на нелепую одежду Юки, - тебе идёт.

0

6

Юки с издевкой в глазах посмотрел на Шиндо.
-Специально издеваешься?
В голосе не было раздражения или гнева. Впервые Юки понял, что он умеет острить. Подав Шиндо уже заваренный ароматный мелисовый чай с медом, Юки вернулся к плите, чтобы сварить кофе.
Уже заполняя джезву ароматной арабикой, Юки наконец ощутил, что футболка чертовски ему мала. Эта мелочь выпала из ощущений, пока он ехал за Шуичи и вез его обратно - ему было не до того, как он одет. Сейчас же, скованность движений немного его раздражала. Не долго думая, Юки ловким движением стянул футболку и швырнул ее в сторону раковины, где была встроена стиральная машинка.
Он обернулся на застывшего с кружкой в руке Шиндо.
-Ты пей, не отвлекайся. Пока все не выпьешь я тебя из кухни не выпущу.
И писатель вновь вернулся к плите, где еще минуту колдовал над кофе, после чего, когда ароматный напиток был готов, наполнил милую маленькую чашку вкусным кофе и прислонившись к разделочному столу, начал медленно попивать арабику, хитро глядя прямо в глаза Шиндо.
"Черт, мне нравится его дразнить! Он такой милый сейчас"
И сделав большой глоток, Юки облизнул губы.

0

7

- И что ты готов сделать, чтобы удержать меня на кухне, если пить я это сейчас не буду, м? – Шиндо даже сам до конца не понимал, что он несёт. Его пальцы крепко сжимали в руках чашку с горячим чаем, но глаза неотрывно следили за каждым движением блондина. Как же он успел соскучиться по Юки! Это было почти мучительно, почти болезненно, почти недосягаемо, но жизненно необходимо. Его тонкая фигура, правильные красивые линии, волосы, глаза, жесты… Неужели, можно быть таким блестяще красивым? Таким идеальным?!
Шуи не слишком мог контролировать себя. Он не знал, как Юки отреагирует на его поступок, но певец поддался внезапному порыву, не задумываясь. Стремительно преодолев расстояние, отделяющее его от любовника, Шиндо остановился прямо перед ним, слишком близко, почти касаясь.
Шуичи поднял глаза на писателя, в них горела та самая решительность, что появлялась только на концертах. Он улыбнулся, и демонстративно поставил чашку на стол, куда-то сбоку от облокотившегося на него, блондина.
Он вопросительно приподнял брови и скользнул рукой по обнажённой груди Юки, нарочно медля и ослепительно улыбаясь.

+1

8

Юки чувствовал, что внутри него разгорается пожар. Горячее прикосновение Шиндо медленно затуманивало разум писателя. Все-таки этот мальчишка умел срывать холодную маску Юки и превращать его в страстное животное, способное полностью себя не контролировать.
-Шуичи...ты выпьешь это...
Юки говорил медленно. Каждое слово он проговаривал четко, но без злости или приказывающего тона. Просто говорил, уверждал. Он потянулся чтобы взять чашку Шиндо и ...
-Вот черт!
Неосторожным движением Юки перевернул чай себе на ладонь. Обжигающее чувство было чертовски неприятным и блондин поморщился. Поднеся обожженую ладонь к губам он осторожно ее поцеловал. И тотчас вызывающе посмотрел на Шиндо, уже проводя по ладони языком. Его глаза становились узкими, кошачьими. И от него самого веяло сейчас только сексом.
"Я скучал по тебе, мальчишка. А сейчас я думаю ты и сам знаешь, что нужно делать"

0

9

Воспаленный мозг Шуичи пульсацией отзывался только одним словом «Юки! Юки! Юки! Юки!». Его широко распахнутые глаза жадно наблюдали за движениями блондина, он не до конца верил в то, что действительно происходило.
- Что ты делаешь? Я же так с ума сойду…,- певец не знал, что проговорил это в слух.
Он не понимал, что делает. Его разум совсем отказывался воспринимать действительность. Привстав на цыпочки, и чуть потянувшись, Шуи аккуратно взял Эйри за запястье и провел языком по тыльной стороне его ладони.
- Сильно болит? – едва отстранившись, прошептал певец.
Он внимательно смотрел в глаза любовнику, и понимал, что еще немного, и он совсем потеряет контроль. Такое было с ним впервые. Он не знал как именно, но он хотел соблазнить Юки. Шиндо немного боялся, что его действия вызовут негативную реакцию, но решил рискнуть. Всё же, они долго не виделись… В такой роли, Шуи еще никогда не доводилось бывать. Сам он раньше только неуклюже срывал короткие поцелуи с его губ, но чтобы так откровенно провоцировать Юки на секс?! Похоже, у Шиндо и впрямь проблемы с головой…
- Нужно поцеловать, - Шуичи прикрыл глаза и прикоснулся губами к уголку губ Эйри, - и всё пройдет…

0

10

"Я с ума сойду"
Юки  почему-то хотелось увидеть, что произойдет с Шуи, если тот потеряет контроль. Узнать, насколько этот юноша может быть неуправляем.
Юки повернул немного голову и поймал своими губами губы Шиндо. Он целовал его нежно, дразня мимолетными прикосновениями, отстраняясь, едва Шуи хотел сделать поцелуй глубже. Он знал, что это невыносимо, что это возбуждает еще сильнее. Одной рукой Юки стал нежно поглаживать спину Шиндо, вторую запустив ему в волосы, накручивая пряди на свои тонкие пальцы. Ему нравилась эта соблазнительная игра. Она еще сильнее срывала голову.
Юки медленно стал съезжать, вытягивая ноги, чтоб быть с Шиндо на одном уровне. Упираясь спиной в стол, Юки слегка прижал ноги к бедрам Шиндо, срывая очередной поцелуй с этих мягких губ. На секунду отстранившись, он наклонился к шее Шуичи, и,нежно целуя того в шею, прошептал ему на ухо, зная, что это подействует на Шиндо сильнее любого возбудителя.
-Я соскучился...
И тотчас, не давая подумать ни себе, ни любовнику о сказанном, Юки стал целовать его шею, обводя языком контур уха, слегка прикусывая его мочку.
А потом вновь отстранился, и пылающий страстью взгляд янтарных глаз устремился на Шуичи.

0

11

«Он издевается!» Как можно быть таким нежным, таким удивительно притягательным, таким невыносимо соблазнительным, красивым, потрясающим?! Как же так случилось, что этот человек был его? «Нет, скорее я принадлежу ему», - ловя поцелуи, думал певец. Мурашки появились на его коже, Шиндо особенно остро чувствовал сейчас каждое прикосновение.
Его руки скользнули на талию Юки, едва ощутимо прикасаясь к нежной коже на его животе, затем медленно вернулись на его грудь и плечи.
- Юки, - Шиндо обнял писателя и, с силой притянув его к себе, стал жадно целовать губы, не отрываясь, шепча что-то о своей любви.
Его разум помутился, глаза были широко распахнуты, внимательно наблюдая за всем, что происходило. Шуи сильнее прижимал Юки к столу, не отдавая себе отчёта в том, что вытворяет. Его руки продолжили удерживать писателя за шею, не давая ему возможности отстраниться.

0

12

"О боже, что он вытворяет!"
Юки сладостно закрыл глаза. Он тонул в поцелуях этого юноши, задыхаясь, беспомощно. Ему было мало сейчас всего этого. Он хотел сойти сума .
То, как мальчик крепко держал его за шею. Какая страсть была в его поцелуях. С какой нежностью он прижимался всем телом к Юки. Это было неописуемо.
Юки подхватил Шиндо под ноги, и, развернувшись, усадил прямо на разделочный стол, продолжая отвечать на глубокие поцелуи Шиндо.
Руки писателя блуждали по спине, бедрам, шее мальчика. Он быстро расстегнул ветровку, запуская руки под теплую ткань. Он не торопился. Не срывал одежду с любовника. Он был аккуратен и нежен. Он хотел утонуть в этом безумии. И это постепенно так и происходило.
-Шуичи...
Юки еле слышно прошептал имя певца, когда очередной поцелуй прервался, чтобы сделать глубокий вдох. Рука писателя запуталась в волосах Шиндо. Он положил голову тому на плечо и лишь слегка целовал его шею.

0

13

Для Шиндо уже все смешалось. Губы Юки, его тонкие пальцы, его глаза… Они сводили с ума. Шуи снова впал в то своё состояние, когда хотел сделать всё, чтобы принести счастье Юки. Он так же с упоением отвечал на каждый поцелуй, отдавал ласку за ласку, мягко прикасался губами к тонкой коже любовника…. Аметистовые глаза закрылись, и Шиндо захотелось полностью раствориться в этом мгновение, когда Юки был так нежен с ним.
Он ощущал себя игрушкой в его руках. Юки был единственным человеком, которому он совсем не мог противостоять. В этот момент для него стало, не важным любит ли его Юки, или ведет какую-то свою, одному ему понятную, игру. Сейчас Эйри принадлежал ему, и Шиндо вдруг понял, что может так же делать с ним, что вздумается – романист вряд ли будет сопротивляться…
Шиндо положил руки на плечи Юки, заставляя его немного отстраниться, и поднял глаза, пытаясь разгадать выражение его лица. Немного поведя плечами, Шуи стянул с себя ветровку, и бросил одежду на пол, под ноги любовнику.
На губах певца расцвела хитрая полуулыбка. Он снова притянул к себе Юки, словно марионетку. Прикоснулся губами к ключице, едва ощутимо закусывая кожу зубами, а руки его тем временем опустились к поясу брюк блондина. Недолго повозившись с пуговицей и молнией, Шиндо, наконец, смог избавить писателя от брюк, издав при этом какой-то восторженный писк.

0

14

Мальчик быстро справлялся. Юки уже растерялся - кто здесь кукла, а кто кукловод. Он тонул в прикосновениях рук. Задыхался от поцелуев.
Когда его брюки свободно упали на пол, Юки даже слегка растерялся. Неужели Шиндо окончательно захотел свести любовника в бездну наслаждения? Хотел, чтоб тот  безпамятно окунулся в эту страсть? Видимо, мальчишка очень сильно скучал по писателю. И было бы неправдой сказать, что Юки не испытывал чего-то подобного.
Он запустил руки под футболку Шиндо, нежно пробегая пальцами по его худой спине, мечтая запомнить каждый миллиметр его кожи. В этой томной игре было что-то завораживающее. Но одно Юки немного беспокоило - у его любовника явно был сильный жар - тело того горело огнем, и писателя это не на шутку напугало.
-Шуичи, у тебя сильный жар! Может, мне лучше не продолжать?
Юки обеспокоенно посмотрел в глубокие аметистовые глаза, надеясь что Шиндо не расценит это, как не желание Юки.

0

15

Шуичи терял голову. Может быть из-за температуры, может из-за страсти, может из-за совокупности первого и второго. Но ему сейчас было удивительно легко. Казалось, что все стоит на своих местах, и все совершенно правильно. И его место здесь, и всегда здесь и было – в объятиях Юки, какое бы у писателя у самого не было на это мнение, с ним Шиндо сейчас не собирался считаться. А потому, когда почувствовал, что поцелуи прекратились, его охватила необъяснимая ярость, такая сильная, что будь Шиндо в другом состоянии, наверняка, испугался бы сам.
- ой, да заткнись же ты! – глаза его начали метать молнии, а выражение лица стало откровенно раздраженным, - Почему тебе нужно постоянно болтать?! Не видишь что ли, что я сам этого хочу, дурак!
Шуичи не узнавал себя, но, в прочем, сейчас это волновало его меньше всего. Он снова более всего на свете хотел ощутить вкус любимых губ на своих губах.
Да, его, конечно, тронет такая забота. Немного позже, когда певец будет восстанавливать в памяти подробности произошедшего на кухне, и краснеть, уткнувшись лицом в подушку. Но, не сейчас…
Яростно сверкая глазами, Шуичи стянул с себя футболку, и припал губами к шее блондина, оставляя на коже, едва различимые красноватые следы. Руки его смело скользили по фигуре любовника.

0

16

Грубые слова из этих милых уст подействовали, как молния. Юки понял, что переживать ни о чем не стоит, переживать он будет потом, когда Шуи уже слегка отойдет от  этого безумия.
Это хрупкое маленькое тело, такое еще детское, такое уязвимое. Не мог его обладать сейчас так терзать тело и душу Юки. Но это было именно так - это Шиндо проявлял инициативу, он властвовал над ситуацией, позволяя Юки подстраиваться под себя. И это заводило писателя еще больше. Чертовски заводило. Срывало крышу и уносило ее куда-то далеко-далеко.
Юки быстро отстранился, одним легким движением стягивая большие на Шиндо штаны, радуясь, что это не привычные узкие шортики. Он легонько толкнул Шиндо, облокачивая того на стену, и принялся покрывать поцелуями грудь, живот любовника. Его руки гладили внутреннюю сторону бедер мальчишки. А затем Юки притянул его к себе, так сильно прижимаясь к нему, что чувствовал, как напрягались мышцы внизу живота у его любовника. Он и сам уже сгорал от нетерпения. Но ему хотелось чтобы первый шаг сделал Шиндо. Поэтому он наклонился к уху любовника и тихонько прошептал.
-Какой развратный мальчишка...наказать такого надо...

0

17

Шуичи, кажется, болен. Шуичи, кажется, очень сильно болен…
… Если позволяет себе такое поведение. Но он устал постоянно ждать, когда же Юки обратит на него внимание и заставит снова окунуться в свою бесконечную нежность. Надоело, он сыт по горло ролью «куклы». Пора всё менять… Слова Юки заставили губы Шу растянуться в счастливой улыбке.
- Вот именно, - прошептал он хрипловато, - Наказать тебя надо…
Его глаза вдруг округлились, он только что понял, что обернул слова Юки против него же самого. И, теперь не знал, будет ли писатель расстроен этим, удивлен, или разозлиться. Не теряя времени, и не позволяя романисту опомниться, Шуи опустил руки на бедра блондина, стягивая с того бельё. Его взгляд метался, он впервые видел Юки перед собой вот так, обнаженного, немного потрясенного, ждущего от него следующего шага. Это нравилось… Безумно нравилось.
Он больше не мог терпеть, передвигаясь на край стола, и, смотря прямо в глаза любовнику, зацепил пальцами нижнее бельё на себе, опуская его и позволяя свободно упасть по ногам.
- Ня? – Шу приподнял брови и почти расхохотался.
Он не привык так себя вести. Хотя, ему определенно, понравилось.

0

18

"Сейчас я тебе такое Ня устрою"
Юки чувствовал себя приперым к стенке. Хотя это наоборот, Шиндо был в подобном положении. Но создавалось впечатление, что Шуичи просто поставил его перед фактом - сейчас должен быть секс.
Юки хотелось, очень хотелось. И этот милый юноша был таким соблазнительным.
Одна правда мысль немного взволновала писателя - не на сухую же! Смазки никакой на кухне нет. А Шиндо будет чертовски больно.
Это заставило на секунду писателя замереть. А получив укоризненный укус в шею, писатель даже подзабыл о свое волнении.
Отстранившись, Юки быстро облизал указателный палец и ввел в Шиндо. Чтобы мальчик не закричал, Юки накрыл его губы поцелуем.

0

19

Шуичи возмущенно выругался, при чем, проявляя такие чудеса изобретательности и словарного запаса, что вполне мог бы удивить даже такого знаменитого писателя как Юки Эйри.
Он вцепился в плечи блондина, настойчиво притягивая его ближе, хотя, казалось, что ближе уже невозможно. Он неистово целовал его плечи, грудь, поднимая лицо, требовательно кусал губы.
Это был все тот же Шуи, что больше жизни любил Юки, пел в группе, пел в ванне, пел на сцене, на кухне, в машине; создавал много шума, постоянно мешал, кричал и плакал.... Но теперь он как-то неуловимо изменился. Жаркие поцелуи его, игривые взгляды, молчаливое согласие и неприкрытая страсть – новые ли они? Вряд ли, даже Юки когда-нибудь узнает ответ на этот вопрос. Но то, что вытворял сейчас Шуичи, не могло не вызывать удивления.
Шиндо весь сжался, чувствуя пальцы любовника в себе, но от этого только сильнее возбуждался. Он тихо скулил, хлопал глазами и уже совсем не пытался справиться с дыханием.
-  Юки, ну и чего ты ждёшь?! – он на мгновение отстранился, немного откинул голову, и с вызовом посмотрел из-под полуприкрытых ресниц.
«Что я несу?! Завтра я буду места себе не находить от смущения», - думал он, проводя языком дорожку снизу вверх по тонкой коже на шее Эйри.

0

20

"Действительно, чего я жду!"
Завтра Шиндо будет очень очень больно. Юки прекрасно это понимал. Но, не смотря на это, он закинул ноги любовника себе на талию и вошел в него. Грубо, не смягчая толчков. Именно так, как хотел Шиндо. И это было...неописуемо. Столькие дни разлуки стоили этого вечера.
За окном медленно смеркалось. Улицы погружались в темноту. Лишь слабый свет от фонарей слегка распугивал сумрак. Но лампам будто не хватало энергии - все это было так слабо, так неискренне.
Если бы  энергия шла от движения тех двоих, что были сейчас на кухне, на улице было бы светло как днем.
Толчки Юки становились все глубже и глубже. Тугое тело, сжимавшее его собственную плоть внутри себя, такое нежное хрупкое, уже абсолютно взмокшее. Юки жадно целовал Шуичи - губы, плечи, шея. Все, что было рядом. Писатель дышал так, словно пробежал марофон. Он не ощущал времени, пространства. Он не мог понять - темно на улице или нет. Весь мир сошелся только к одному человеку - тому, который сейчас так эротично выгибался и стонал в полный голос, что блондин просто не мог позволить себе отановиться.
Юки уже был мокрым - волосы, уже беспорядочно прилипающие к лицу, спина, по которой стекали капельки пота. Ему нравилось это. Это было круче, чем написать книгу.
Юки неудержался и тоже начал стонать в голос. Он мог представить, какую реакцию это вызовет у Шиндо. Но сейчас он был готов на все. Лишь бы эта эйфория не кончалась.
-Шуичи...мой Шуичи...о боже...

0

21

Шуи дергался и бился в руках Юки, но это приносило еще больше удовольствия обоим. Его пальцы с силой вцепились в бедра любовника, заставляя того двигаться сильнее. Шиндо было невыносимо больно, но казалось, что если вдруг сейчас это закончиться – он просто умрет. Юки стонал, почти так же громко, как сам певец, который иногда срывался на сдавленный крик.
Шиндо ничего не интересовало вокруг. Он никого не замечал, кроме молодого мужчины, его стройного тела, мелких капель пота, налипших на его красивое лицо светлых волос. Что же это за человек, который одним своим прикосновением смог заставить его испытывать такую дрожь и отчаянно приятную боль?! Шу не думал об этом.
- Юки, если ты остановишься, - сквозь стоны и срывающее дыхание, смог проговорить юноша, - я тебя придушу…
Шиндо подстраивался под ритм, заданный Юки, сильнее вжимаясь в его бедра, царапая кожу ногтями, кусая свои губы до крови. Даже теперь, оказавшись полностью во власти Эйри, Шиндо не переставало казаться, что теперь правила тут диктует не только писатель.
Юки прислушивался к желаниям Шиндо, и эта игра между ними, казалось, вышла на новый уровень. Шуи понял, что теперь с ним считаются. И это было наивысшей наградой, олицетворением настоящего, неземного счастья для него. Теперь он знал, что поступил правильно, когда ушёл. Эта разлука должна была состояться, чтобы доказать обоим, какое значение они имеют в жизнях друг друга.

0

22

"Он мне угрожает"
Эта мысль не была настолько пугающей. Юки сам не хотел останавливаться. Ему было удивительно хорошо. Так, как никогда.
Удивительно было то, что Юки окончательно запутался. Сейчас, всей ситуацией управлял Шиндо. В мозг писателя даже закралась нелепая мысль, что его совратили, принудили сделать это. У игрушки вдруг выросли зубки и они впились прямо в шею хозяина. Так что, кукла и кукловод вдруг поменялись местами.
То, как мальчик извивался, сперва показалось Юки реакцией на боль, которую Шиндо должно быть испытывал. Но потом он понял, что так тот выражает свою страсть и наслаждение.
Юки не помнил, что шептал тому на ухо. Наверно, всякую чушь. Но это только усиляло ту страсть которая была сейчас между ними. Писатель понимал, в каком ужасе будет завтра его спина, исцарапанная остренькими коготками Шуичи. Знал, что Шиндо будет очень больно завтра ходить и сидеть. Но все это было не важно. Важен был лишь этот непоглотимый секс. От которого сносило крышу.
-Если завтра ты будешь снова меня во всем винить - Юки почти рычал эти слова. - я снова сделаю с тобой тоже самое. И буду делать так, пока ты не скажешь довольно.
И снова бешеный ритм безумных толчков, стонов, криков и вздохов.

0

23

- Это угроза? – на выдохе прошептал Шуичи, сильнее впиваясь ногтями в гладкую кожу на спине любовника, - Или предложение?
Он не совсем понимал, что именно так повлияло на его поведение. Вся страсть, что была в розововолосом певце, наконец, нашла отклик, и, может быть, этому стоило произойти раньше. Шуичи взрослел. Прямо сейчас, на столе в этой кухне, медленно погружающейся в темноту. Он становился старше, а страх отступал. Сейчас Шиндо был уверен, что Юки любит его. Любит так безумно, как только может. Сам не понимая этого, до конца не отдавая себе в этом отчета. Если бы только он прислушивался к голосу своего тела и сердца, и на мгновение забыл о том, что диктует ему его разум…. Сколько счастливых минут они бы смогли подарить друг другу?
Шуичи задыхался, боль и удовольствие смешались и стерли свои границы, став одним целым. Музыкант крепко обвивал ногами талию Юки, удерживая его, самостоятельно задавая ритм и нагло смотря в глаза блондину. Таким  Эйри еще никогда не мог видеть своего юного любовника. Он хотел стать игрушкой в руках писателя, но только если тот сам согласиться стать для Шуи тем же.

0

24

-Это реальность.
Юки прохрипел это прямо на ухо Шиндо. Это безумие, творившееся на кухне, уже порядком вымотало писателя. Сил становилось все меньше, и писатель чувствовал, что приближается к финалу.
Он продолжал целовать Шуичи. Нежно обнимать его, гладить его мягкую и взмокшую кожу. И когда он кончил, заставив мальчишку громко вскрикнуть, он бессильно опустился на него, прижав щеку к плечу юноши. Сладостная усталость разливалась по телу, заполняя каждую клеточку. Юки чувствовал себя чертовски счастливым.
-Шиндо...
"Ты был прав"
Мысли, давно терзавшие писателя, наконец провились наружу и стал четкими. Он не сказал этого в слух...но мысленно он потерпел поражение перед этим живым воплащением кавая.
"Я действительно люблю тебя...придурок"

0

25

Почувствовать тяжесть любимого тела, Шуичи обнял Юки за шею. Таким обессиленным писатель на его памяти был не слишком много раз. Чувства, прикосновения, его тело все еще ощущало жар, исходящий от кожи писателя каждой своей клеточкой.
Из груди Шуичи вырвался возмущенный рык. Он крепко стиснул зубы и вцепился в плечи блондина ногтями.
«А обо мне он позаботиться не хочет, нет?», - Шуи потянулся губами к губам романиста, но любовник ещё был слишком занят тем, что пытался прийти в себя. Поняв, что ответных ласк, певец не получит, Шу зашипел, скользя руками по собственному телу. Тонкие пальчики обхватили всё еще возбужденный член и несколько раз резковатыми движение провели по нему. Он откинул голову назад, жадно ловя ртом воздух. Тяжесть, навалившееся на него, было до безумия приятной, голова кружилась, и, казалось, еще немного и он либо заплачет, либо закричит. Финал был фееричным, мальчик закусил губу, громко застонал и вцепился ногтями в бедра Юки, царапая тонкую кожу.
Через мгновение, когда Шиндо смог отдышаться, он поднял лицо, в глазах его плясали яростные искорки.
- Чёртов эгоист, - прорычал Шуи, наконец, прикрывая глаза длинными ресницами.

0

26

Юки чертовски устал. Он даже не слышал ничего вокруг. Все было закрыто пеленой тягостной усталости.
Посмотрев на Шиндо абсолютно безэмоциональным взглядом, писатель прошептал.
-Пошли спать?
И не дожидаясь ответа, подхватил мальчишку под ноги и понес в спальню. Состояние было настолько изнуренное, что Эйри даже не смущала их нагота, то, в каком "чистом" состоянии осталась кухня...что соседи могли их слышать...
Уложив певца на кровать, Юки бессильно лег на него, уложив голову тому на живот и обнимая обеими руками. Так хорошо ему еще не было. Этот мальчик был таким теплым и мягким. От него так приятно пахло сексом. И Эйри  почувствовал, что погружается в сладостную дремоту.
Поцеловав любовника куда-то в район пупка, мужчина прошептал.
-Спокойной ночи, няка...
И...уснул. забыв даже накрыться одеялом.

0

27

Шуи не сопротивлялся, когда Юки, особенно не спрашивая его мнения, потащил его маленькое тельце в спальню. Как же Шиндо скучал по мягким, нежным рукам писателя! Пять дней – не такой большой срок, но он огромен, если ты в разлуке с любимым человеком… Раньше Шуичи особенно не задумывался над смыслом этой фразы. Теперь же, юноша в полной мере ощутил на себе, что это такое. И Шиндо совсем не понравились те ощущения. Лучше не думать об этом сейчас…
К тому же… Юки что-то неразборчиво прошептал и заснул, а Шу еще долго лежал, смотря в потолок и счастливо улыбаясь неровным теням, отбрасываемым из окна. Наконец-то, он почувствовал, что все страдания, пережитые им с момента знакомства с Юки – не были напрасными. Если есть такие минуты, о чём тогда жалеть?!
Он думал о многих, разных вещах, о том, что будет завтра… а потому, далеко не сразу заметил, что блондин все еще мерно дышит во сне, ОБНИМАЯ его хрупкое тело!
Певец улыбнулся и провел пальчиком аккуратно по плечам романиста. Едва ощутимо, убрал прядку светлых волос за его ухо, коснулся щеки, губ… Наконец-то! Такие желанные, долгожданные объятия…
- Я люблю тебя, Юки…, - прошептал он, закрывая глаза, - Спокойной ночи.
Ему было холодно, температура давала о себе знать, немного морозило, но Юки так спокойно и безмятежно спал, что юноша боялся пошевелиться, чтобы не тревожить его. Шиндо безумно любил наблюдать за спящим писателем, казалось, в эти мгновения, блондин снимает маску равнодушия и становиться самим собой, Эйри Уясуги, таким беззащитным и ранимым, таким настоящим… Шу, как обычно, - заснул с мыслью о любовнике.

0

28

Утро подкралось незаметно. Ярким лучиком, пробившимся сквозь шторы комнаты, оно озорно подмигнуло и разбудило Юки.
Писатель поморщился от раннего пробуждения. Мельком глянув на часы, стоящие на тумбочке, писатель тихо застонал - пять утра!
Шиндо еще спал. Сладким сном. Он все еще температурил. Писатель осторожно натянул на них одеяло, валявшееся до этого на полу. Положив голову Шуичи на грудь он тихо смотрел на него. Солнечные зайчики бегали по розовым волосам певца и Юки улыбнулся. глядя на эту невинную картину. Милый мальчик...который вчера невесть что творил. воспоминания медленно возвращались. Больше всего Юки боялся сейчас заходить на кухню...
Медленно приподнявшись на локте, Юки осторожо поцеловал Шиндо. Сперва в губы, потом спустился ниже, покрывая ласковыми поцелуями шею, плечи, грудь певца. И в этих прикосновениях было столько всего упоительного, что Юки от удовольствия закрыл глаза.

0

29

Шуичи провалился в сон без сновидений. Уставший, но счастливый, в объятиях самого любимого человека в этом мире и за его пределами.
Его разбудили легкие нежные прикосновения. Сначала глаза ничего не могли различить, стало теплее, горячая кожа ловила каждое касание, которое казалось, чувствовалось еще острее, чем обычно.  Юки…
Шуи пошевелился, но совсем не за тем, чтобы прекратить действия любовника. Счастье было почти невыносимым…. Выходит, Эйри всю ночь держал его в объятиях, если сейчас оба проснулись в том же положении, что и уснули? Неужели…?
Шиндо не смог сдержаться, крупные слезы покатились по его щекам.
Слезы абсолютного счастья. Ресницы подрагивали и собирали солёные капли, быстро намокая и становясь тяжелыми. Тихий всхлип сорвался с его губ, пока Юки был слишком занят, целуя его грудь. Шиндо вздрогнул, это утро – самое прекрасное за всю его не слишком длинную жизнь – он собирался запомнить как можно больше мелких деталей. Не каждый день Юки будет его поцелуями! Да что там не каждый – это вообще случилось в первый раз! Шуи поднес руки к глазам и спрятал лицо в ладонях. Он был так счастлив!!
Жаль, что со стороны слезы выглядели действительно горькими, а нарочно сдавленные всхлипы, как если бы их пытались скрыть – слишком жалобными.

0

30

Мальчишка расплакался. Чувство вины тотчас обняло сердце писателя, не давая забыть, что случилось вчера на кухне.
Юки понимал, что мальчишка возможно даже не все помнит! И какую дикую боль он сейчас испытывал. И слезы эти были на столько горькими, что сердце писателя сжалось.
Это все сделал он. Против своей воли, но все же сделал. Не смог вовремя остановиться, и сейчас какие-бы нежности он любовнику не предлагал - то, что тот испытывал заглушить простым поцелуем было просто невозможно. Писатель поднял взгляд на Шиндо. Мальчик закрыл глаза руками и тихонько всхлипывал. И от этого было горько. Очень.
Юки уткнулся носом в грудь Шуичи. Он понимал, что никакие извинения не смогут сгладить его вину.
-Прости. - Тихо прошептал мужчина и медленно встал с кровати. Накинув халат и взяв с  собой из шкафа чистую одежду, пошел в душ. На душе скребли кошки, и лишь холодная вода могла немного приглушить боль, в которую окунулось сердце Юки.
А потом будет снова все то же самое - корочка льда, за которой несгладимые душевные переживания.

0


Вы здесь » It's Gravitation » Центр » I want to be your toy...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC